Особенная

Особенная

Posted on 14.06.2018 by Даша Стриж

Прошёл месяц с того момента, как Юра трусливо капитулировал с фронта моей кавалерии.

Единственное, что оставалось со мной дольше самого Юры- это букет с каллами и белыми розами, перевязанными лавандовой лентой, с надписью « особенная».

Но и тут всё было не слава богу-ведро постоянно протекало, заливая столик, и создавало на полу выпуклую лужу, в которую я постоянно наступала. Букет перекашивался и съезжал на край ведёрка. Каждый день мне приходилось поправлять его и фыркать, как мой ёж. Одним словом — эстетического счастья не случилось. Как жаль.

Наше общение безвозвратно угасло после фразы « Ты-особенная» в обычном вечернем диалоге в WhatsApp. Мы пожелали друг другу спокойной ночи. А на следующий день он не написал. Не написал и через неделю и даже через месяц.

 

Что я чувствовала?- да ничего, кроме, легкой растерянности, приправленной ироничными замечаниями в его сторону. Хотя, наверное, даже это было как-то вымученно.

 

Сидишь, смотришь в телефон, силишься, думаешь. Трагедия же! О, вроде получается, поверила. Останавливаешься на мысли “странно конечно», а потом вспоминаешь, что ничего странного…что в глазах других странно- это твой собственный антагонизм и раздвоение, а то и разтроение личности. В общем, Pain

 

И знаете, мужчины уходят «в закат», написав последнее около похожее смс уже не в первый раз. К счастью, эта навязчивая закономерность не утешала и не расстраивала.

 

Она просто существовала.

Как существовали мечты наивных девственниц, в длинных ночнушках, засыпающих с надеждой, что некто будет согревать всю продолжительность их и без того невзрачной жизни.

Существовали и сомнения, что это вообще возможно.

Меня не пугало ни то, ни другое- я не люблю ночнушки и тем более, мысли о вечном.

 

Но позвольте мне рассказать всё по порядку, хотя, признаться, я абсолютно не хочу вас об этом упрашивать.

 

ЧАСТЬ 1

Это была романтическая пятница, которая то и дело отвлекала от работы мимолётными улыбками коллег, смсками друзей и мыслями о том, что всё происходящее не так важно, как предстоящий вечер. Предвкушение малиновым послевкусием ложилось на чёрный чай с бергамотом, а клейкие стикеры нашёптывали мелодию «бомбалэйло».

Неумолимо близился вечер.

На пятницу в начале недели у меня было назначено свидание с Юрой.

Юра казался мне вежливым, симпатичным и крайне скучным экземпляром последнего парада Тиндеровских пассий. Нужно сказать, спустя два года, я никак не перестану удивляться всей тщетности попыток данного мероприятия.

Конечно, любой сюжет начинается со встречи, но тут всегда всё до банальности предсказуемо.

 

Вы видитесь в первый раз. Ты-обворожительная и милая, заблаговременно спрятала в сумочку свою «крокодилью пасть», горсть вредных привычек и перетёртое к чертям восприятие «нормальных» отношений.

Он улыбается, смотрит на тебя и не видит, того душевного кораблекрушения, которое ты тщательно зафилировала двумя бокалами вина.

Вы мило беседуете на отстранённые темы и вот ты начинаешь аккуратно подводить его к бортику своего жизненного самосвала, со словами:

— А вообще я сложная.

 

Опытные в таких делах мужчины обычно напрягаются. Но Юра спокоен.
Он смотрит на меня и наивно полагает, что я пошутила. Определённо, именно так и выглядят мои шутки.

Шутки абсолютно нормальной, много пьющей, матерящейся, жизнерадостной бабы.

 

О каких сложностях она вообще говорит?- мигает надпись на Юрином лице.

 

Мы заказываем вторую бутылку Мартини Айсти.

Ладно, потом расскажу- размышляю я, рассматривая пузыри через призму ножки стеклянного бокала.

Диалог складный, мысли бегут, как толпа радостных фанатов. Бокал в моей руке наполовину полон и блеск в глазах освещает тёмный пейзаж ресторана на Третьяковке. Момент располагает быть доброй, как писание Евангелие, но Библия построена на вере в Бога, а наш диалог на моём алкоголизме и в этом вся разница.

Допив вторую бутылку момент кажется вечностью и наверное так стоит жить, хотя бы потому, что жизнь соткана из моментов и счастье с теми, кто в это верит.
Я верю в правду и в то, что тайна слишком напрягает. Моя надежда быть понятой равна нулю, как и то, что это кому-то нужно на первом свидании.

Нужно сказать, на людей моё присутствие в большинстве своём действует, как сыворотка правды. Открытость подкупает. Купила она и Юру или это был мартини- точно не могу сказать.

 

Юра смуглый, с мягкой улыбкой и резкими чертами лица – официальная версия того, что мне нравится в мужчинах. Но это, увы, только начало бесконечного списка «несуществующего мужчины».

 

Моя пассия без разбора начинает выкладывать факты своей скучнейшей жизни. Я улыбаюсь. После двух бутылок вина обычно прекрасно получается образ круглой дуры. Хотя, не этого ли хотят мужчины?.

Юра предлагает пойти в соседний бар и мы конечно же идём.

 

ЧАСТЬ 2.

Так началось наше непродолжительное двухнедельное общение. В каждом кафе на наших встречах, Юра старался сесть поближе. Обнимал зачем-то мои щиколотки и в своём бесконтрольном рукоблудстве постоянно развязывал мои шнурки. С таким проявлением нежности я раньше не сталкивалась. А в одну из встреч, он начал напоминать мне оголодавшего кота. Ластился, заглядывал в глаза и ждал.
Да понятно чего он ждал. Все ждут. Но Юра ждал особенно. Каждый раз провожая меня, он надолго задерживал взгляд на моём балконе. Говорил, что не хочет отпускать. А напоследок, в ход шла душераздирающая история о родителях, без которых он очень скучает потому что они далеко, а ездить из-за работы сложно.. И знаете, я не исключаю, что это была правда. Он правда искренне верил в то, что говорил. Но тогда это гораздо страшнее, ведь человек не отдавал себе отчёт в том, что так неумело занимался манипуляцией чужим состраданием. Мой цинизм ликовал и большого труда стоило его успокоить.

 

— бедный мальчик.., интересно сколько раз это срабатывало?

 

Но мой вопрос так и остался без ответа. А в это время, в другой части зала сцена была занята главным шекспировским страдальцем. Я молча смотрела спектакль и с грустью думала о том, что на завтрак у меня закончились любимые батончики.

 

ЧАСТЬ 3

Настало наше последнее свидание, но никто из нас об этом конечно же не знал.

 

Был жаркий майский день. Я вышла сияющая, как начищенный сапог.

Спускаться с самой собой в лифте было даже как-то неловко. Помню тогда лифтовое зеркало удивлённо спросило:
«Ты ли это?»
-Я ли!-фыркнула я и вышла, толкнув входную дверь ногой и впустив густой весенний воздух в подъезд дома на пролетарке.
Юра увидев меня замер на секунду, но ничего не произнёс, а только весь скукожился, занервничал и поскорее взял меня за руку.
Я как-то сразу поняла, что всё пойдёт не так. Не по сценарию. Не по сценарию последних двух недель. Была ли причина в нём или сработало самовнушение. Точно сказать сложно.

Мы завернули за угол и медленно побрели до Таганки. Мой рот почему-то как назло не закрывался и я , то и дело, перескакивая с темы на тему, шутила, смеялась, задумчиво бормотала и радостно дребезжала, как сошедший с ума радиоприемник. Я была в образе уличной поэтессы, которая кидала своего спутника из темы в тему, лениво жмурясь на солнце и периодически вздыхая по ушедшему и ещё не пришедшему непонятно чему.
Не знаю в какой момент, но мой Юра, начал нервничать и вдруг поежившись выдал:
-Фу! Что они едят за гадость!?
Я замолчала и оглянулась. Нас обогнали два взрослых парня, жующих шаурму и с шумом втягивающих через трубочку колу. Я посмотрела на Юру и поморщилась:
— откуда это в нём?
Юра принялся было защищать свои убеждения о правильном питании, а потом чуть погодя выдал:

-Хочу есть.

— Сейчас зайдём куда-нибудь. Я кстати тоже перекусила бы.

 

Голодные люди, как истеричные дети, ей богу! Именно поэтому странно было бы придавать значение этому замечанию. Мы продолжили спускаться к набережной, огибая, полюбившуюся в последнее время «Библиотеку Иностранной Литературы. Всё было спокойно. Дул теплый ветер, орали «неадекватные дети», обгоняя друг друга на велосипедах, шли пешеходы, прозрачные, как дождевые капли и я мысленно задавала себе вопрос, который задаёт хотя бы раз каждая из женщин :

 

— А вдруг это он…

 

-Какая ты привередливая!

Я пришла в себя от резкого толчка в мой расфокусированный мозг.

-Почему это я привередливая?

-Всё тебе не нравится! Всё ты не ешь!

-В смысле всё? Если я не ем мясо по своим личным убеждениям, не надо пожалуйста обличать меня в этом, как в грехе. Я прекрасно уживаюсь со своими предпочтениями. Если тебе что-то не нравится, можешь прекрасно сам с собой обсудить все свои претензии.

 

Мы шли дальше, но напряжение, повисшее в воздухе, как наэлектризованный шарик следовало за нами повсюду. Юра обнял меня, но это выглядело неестественно, как если бы ему отрубили руку и закинули её на меня. Перебрав все кафе мы пошли, туда, куда я меньше всего ожидала.

 

Шоколадница была крайне неудачно расположена и ютилась на пригорке прямиком у загазованной трассы, напоминая придорожный мотель.

Мы зашли и долго не могли найти себе место. Юре всё не нравилось. Мне не нравилось. В итоге расположились слева от входа.

Встретив официантку, я начала сомневаться, что это Шоколадница. Женщина с темными волосами и взглядом исподлобья напоминала девочку из фильма «Проклятие» и единственное чего мне хотелось глядя на неё- это кричать.

Она общалась надменно и медленно. Юра никак не мог выбрать. Я выбрала за секунду, поставив раз и навсегда свой личный рекорд.

Мы стали ждать. Говорить было не о чем и минут через пять Юра начал скулить, якобы мы слишком долго ждём. Всё это было странно. Я задумалась.

 

Сколько нужно времени, чтобы узнать человека?

А может не во времени дело, а в ситуациях?

 

Нам принесли тарелки. Тунец меня разочаровал. Он выглядел усталым и старым и ещё больше испортил мне настроение, но салат был неплох.

 

Потом нам принесли лимонады, которые были кислые, как тысяча лимонов выжатых в один стакан. В мой. Я пила его медленно и не заметила, как провалилась в поток сознания.

 

-Ну почему ты так долго пьёшь?

 

Какое-то время я сидела молча, размышляя над тем уничтожить его сразу или растянуть казнь, но к сожалению в моём случае это происходит бесконтрольно:

 

-Слушай, сколько можно? Давай я перефразирую? Ты хочешь пойти, но тебя напрягает что я никак не допью? Да?- Так скажи это. Что за намёки на неполноценность?

 

-Или тебя действительно интересует моя скорость потребления напитка? Если да- то пожалуйста -я так долго его пью, потому что этот лимонад самая неудачная версия всех существующих лимонадов и единственное, что хуже чем наша сегодняшняя встреча. Пыталась сыграть на контрасте.

 

Юра молчал.

 

-Ты ноешь и возмущаешься, как 5 летний ребёнок. Ты пытаешься поддеть меня, пряча тем самым свою собственную неудовлетворённость по всей видимости самим собой. Мне глубоко параллельно на большинство человеческих недостатков, кроме тех, что оказывают влияние на меня.

Твоя психологическая недоразвитость, осознанное желание и явное неумение манипулировать не лучший мужской набор. Он меня напрягает. Нет, пожалуй, он меня бесит. Так что, либо приди в себя и общайся как взрослый человек формируя свои мысли в соответствии с тем, что ты хочешь сказать, либо расскажи, что у тебя случилось.

 

Но у Юры ничего не случилось. И сказать ему на это тоже было нечего.

Руководитель инновационных проектов в известной it компании сидел рядом, опустив нос и слушал мою нескончаемую проповедь.

 

Я не думаю, что он её заслужил.

 

Но я тоже не заслужила мужчину, попрекающего меня за ничтожный лимонад из Шоколадницы и за то, что я-это просто я, а не невдалая актриса, выпрашивающая любовь и ласку, словно милостыню на паперти с протянутой рукой.

 

Заключение

 

А разве кто-то вообще говорил, что что-то может быть идеальным?

 

Похоже мы ждём от себя и от других слишком многого. Отыскивая в других несуществующие достоинства мы обречены на ощущение вечного присутствия неудовлетворения.

 

Потребность в совершенстве так же ложна, как и то, что счастье зависит от других.

No Comments

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.